Главная » 2021 » Июль » 6 » Родители и педагоги в системе образования

Родители и педагоги в системе образования

06.07.2021 в 11:22 просмотров: 278 комментариев: 0 Статьи
Правильное образование начинается с педагога, который постиг свою сущность и поэтому мыслит нестандартно. Если педагог не получил правильного образования, то максимум, на что он способен, — это прокомментировать учебник, ведь он не знает других методов преподавания. Поэтому-то проблема состоит не в детях, а в учителях и родителях. Проблема в том, чтобы подготовить самого педагога.

Если мы, педагоги, не можем разобраться и понять самих себя, если мы не осознаем своих взаимоотношений с ребенком, а просто пичкаем его информацией и заставляем сдавать экзамены, то удастся ли нам создать новый вид образования? Ученик нуждается в чутком руководителе и помощнике, но если помощник сам ограничен в познаниях и полуграмотен, если он националистичен или непрактичен, то его ученики, естественно, будут сродни ему, а образование превратится в источник заблуждений и непрекращающихся споров.

Если мы понимаем все это, то неужели не поймем и того, какую огромную важность имеет для нас правильное самообразование? Ведь стремиться к истинным ценностям намного важнее, чем беспокоиться о будущем благосостоянии и безопасности детей.

Чтобы воспитать настоящего педагога, необходимо помочь ему понять самого себя, и это является поистине тяжелейшей из задач, ибо большинство из нас порабощены шаблонным мышлением и поведением. Каждый из нас уже служит какой-нибудь идеологии, религии или ведет определенный образ жизни. Именно поэтому мы учим детей, о чем нужно думать, а не как это делать.

Кроме того, родители и учителя очень заняты своими конфликтами и несчастьями. Бедные или богатые — все родители погружены с головой в свои тревоги и заботы. Похоже, им нет никакого дела до общественного и морального кризиса. Они желают лишь одного: чтобы их дети сделали успешную карьеру. Они озабочены только будущим своих детей, чтобы те, получив образование, достигли надежного положения в обществе и удачно женились или вышли замуж.

Большинство родителей убеждены, что любят своих детей, но в действительности это не так. И дело тут не в том, чтобы признаться ребенку в любви. Если бы родители по-настоящему любили своих детей, они бы не акцентировали внимание ребенка на семье и нации, противопоставляя их остальному миру, поскольку это порождает расовые и общественные разделения, приносящие войны, голод и страдания. Удивительно, но для того, чтобы стать доктором или юристом, необходимо долго и самоотверженно учиться, в то время как родителями становятся без какой-либо предшествующей этому нелегкому делу подготовки.

Чаще всего семья своими изоляционистскими тенденциями усиливает всеобщее стремление к обособлению, угрожая таким образом благосостоянию общества. И только там, где есть любовь и понимание, стены самоизоляции рушатся. Тогда семья перестает быть замкнутым кругом, темницей, убежищем. Тогда родители начинают общаться не только со своими детьми, но и с соседями.

Поглощенные с головой собственными проблемами, родители перекладывают ответственность за воспитание своего ребенка на учителей. И тогда очень важно, чтобы учитель оказал влияние также и на родителей.

Он должен найти с ними общий язык и объяснить, что хаос во всем мире — это отражение их внутреннего беспорядка. Он должен растолковать им, что одним лишь техническим прогрессом нельзя добиться радикальных изменений существующих ценностей и что техническое обучение, которое мы называем образованием, не сделает человека свободным и счастливым. Он должен дать им понять, что, заставляя ребенка принимать существующие порядки, мы не сможем пробудить в нем ум. Он должен объяснить им, что именно он старается сделать для их ребенка и как он это делает. Ему необходимо завоевать доверие родителей, но не выставлять себя при этом как профессионала, беседующего с безграмотными людьми, а консультироваться с ними о характере их ребенка, его затруднениях, способностях и так далее.

Если педагог способен видеть в ребенке личность, то родители, конечно же, окажут ему доверие. Обучая родителей в процессе общения, педагог и сам должен учиться у них. Ведь правильное образование — это общая задача, требующая взаимной выдержки, внимания и любви. Решить проблему воспитания детей под силу только просвещенным педагогам, живущим в просвещенном обществе. Эксперименты в этом направлении смогут осуществить только заинтересованные учителя и родители, неравнодушные к своим детям.

Удосуживались ли когда-нибудь родители спросить себя, зачем они хотят иметь детей? Может, для того, чтобы продолжить свой род? Или чтобы было кому завещать нажитое имущество? А может, они хотят иметь детей просто ради удовольствия, для удовлетворения своих эмоциональных потребностей? Но если так, тогда дети — не более чем проекция страхов и желаний своих родителей.

Вправе ли родители утверждать, что любят своих детей, если они воспитывают в них завистливость, недружелюбие и амбициозность? Разве любовь поощряет национальные и расовые противостояния, которые ведут к войне, разрушениям и полной нищете? Разве любовь настраивает людей друг против друга, разве приводит она к взаимному истреблению во имя веры или во имя идеологии?

Многие родители наставляют детей на ложный путь конфликтов и страданий не только тем, что неправильно их воспитывают, но и самим образом своей жизни. А потом, когда повзрослевший ребенок сталкивается с жизненными трудностями, они молятся за него. или ищут оправдания его поведению. Переживания родителей за судьбу своих детей являются одной из форм собственнической жалости к самим себе, которая существует только там, где нет любви.

Если бы родители по-настоящему любили своих детей, то они не были бы столь националистичны и не отождествляли бы себя с какой-либо страной. Ведь поклонение родине неизбежно приводит к войне, на которой нашим детям уготовлена участь пушечного мяса. Если бы родители по-настоящему любили своих детей, то они сызмала привили бы им правильное отношение к вещам, ибо царящий в современном обществе инстинкт собственничества придает материальным благам сильно преувеличенное и ложное значение, которое не приносит в мир ничего, кроме разрушений. Если бы родители по-настоящему любили своих детей, то они не принадлежали бы ни к одной из организованных религий, ибо догматизм вероучений сеет вражду между людьми и разделяет их на воинствующие группировки. Если бы родители по-настоящему любили своих детей, то они искоренили бы в себе зависть и враждебность, построили бы совершенно иное общество.

До тех пор, пока мы хотим, чтобы наши дети обрели власть, заняли более высокое положение в обществе или добивались все больших и больших успехов, в наших сердцах не будет места для любви. Ведь стремление к успеху влечет за собой конфликты и страдания. Любить своих детей означает пребывать с ними в неразрывном единстве, понимать, что они нуждаются в воспитании, которое поможет им стать восприимчивыми, разумными и целостными.

Прежде чем учить кого-то, учитель должен спросить себя, что он понимает под словом «преподавание»? Хочет ли он преподавать обычные предметы привычным способом? Намеревается ли он превращать ребенка в послушный винтик для социальной машины? А может, он хотел бы помочь ему стать целостной и творческой личностью, отвергающей ложные ценности? Но если учитель готов помочь ученику изучить и понять влияющие на него ценности, частью которых тот является, то не должен ли педагог досконально разбираться в них сам?.. Если поводырь слеп, поможет ли он другим достичь другого берега?

Конечно же, для начала учитель должен сам научиться видеть. Для этого он должен быть чрезвычайно бдительным и глубоко осознавать собственные мысли и чувства, помнить о своей обусловленности, наблюдать собственные действия и свою реакцию на них. Из этого тотального внимания рождается разум, а с ним и радикальные изменения в отношениях с людьми и окружающей действительностью.

Ум — это совсем не то, на что полагаются при сдаче экзаменов. Ум — это спонтанное восприятие действительности, делающее человека сильным и свободным. Но прежде, чем пробудить ум в ребенке, нам необходимо понять природу ума, разобраться самим, что это такое. Вправе ли мы требовать от ребенка разумного поведения, если во многих случаях сами ведем себя неразумно? Ведь главная трудность состоит не столько в ребенке, сколько в нас самих: мы все еще не свободны от осевших в глубине души страхов, горечи неудач, разочарований и промахов. И если мы действительно хотим помочь ребенку стать разумной личностью, то должны сами освободиться от тех препятствий, которые делают нас ленивыми и бездумными.

Вправе ли мы учить детей не стремиться к личной безопасности, если сами продолжаем гоняться за ней? Чему можем научить детей мы, не знающие жизни родители и учителя, если сами продолжаем воздвигать вокруг себя защитные стены? Чтобы понять истинное значение этой борьбы за безопасность, ставшей причиной возникновения всего хаоса в мире, необходимо пробудить в себе ум с помощью глубокого осознания собственных психологических процессов. Мы должны подвергать сомнению и исследовать все окружающие нас ценности.

Нам следует отвыкать от бездумного подчинения всякого рода шаблонам, по которым мы волей судьбы были воспитаны. Можно ли говорить о гармонии личности и общества, если мы не способны понять самих себя? Если педагог не смог понять себя и не видит собственной обусловленности, если он не свободен от влияния общепринятых ценностей, то как он может пробудить ум в ребенке? А если педагог не способен пробудить ум в ребенке, то каков прок от такого педагога?

Только поняв природу собственных мыслей и чувств, мы сможем помочь ребенку стать свободным человеком. И если педагог от всей души заботится об этом, он будет проявлять глубокую осознанность не только по отношению к ребенку, но и по отношению к себе.

Лишь немногие из нас могут наблюдать свои мысли и чувства. Если они нам не по душе, мы не вникаем в их суть, а стараемся переключиться на что-нибудь другое или отделаться от них побыстрей. Мы лишены глубины самосознания. Наши мысли и чувства шаблонны и машинальны. Изучив несколько предметов и накопив определенную информацию, мы стремимся передать ее детям.

Но если наш интерес неподделен, мы не удовлетворимся банальным собиранием сведений о том, какие эксперименты в сфере образования проводились в тех или иных странах. Ведь мы захотим иметь свою точку зрения на этот счет. Посему мы должны спросить себя, ради чего мы обучаем наших детей и получаем образование сами, в чем смысл нашей жизни и взаимоотношений между человеком и обществом, и так далее. Конечно же, педагог должен быть сведущ в этой области, он обязан помочь ребенку найти ответы на интересующие его вопросы, не навязывая ему собственных суждений и образа мышления.

Просто следовать какой-либо системе, политической или образовательной, недостаточно для того, чтобы решить многочисленные проблемы современного общества. Ведь гораздо важнее научиться понимать наш подход к проблеме, чем проблему саму по себе.

Для того чтобы ребенок не боялся родителей, окружения или Бога, педагог сам должен быть свободным от страха. Но вся трудность состоит в том, чтобы отыскать учителей, которые не являются жертвами каких-либо страхов. Страх сужает мышление и ограничивает инициативу, поэтому учитель, который испытывает это чувство, не сможет объяснить ребенку смысл бытия без страха. Как и доброта, страх заразителен. И если педагог втайне боится чего-то, то он передаст свой страх и ученикам, хоть внешне это станет заметно не сразу.

Предположим, что учитель боится общественного мнения. Он понимает всю абсурдность этого страха, но ничего не может с собой поделать. Как быть в такой ситуации? Если у него хватит мужества для того, чтобы по крайней мере честно сознаться в этом перед самим собою, то, основываясь на собственных психологических реакциях, он сможет объяснить природу страха и своим ученикам, открыто обсуждая эту тему в классе. Честный и искренний подход со стороны учителя пробудит у учащихся желание быть в равной мере откровенными как между собой, так и с преподавателем.

Для того чтобы сделать ребенка свободным, учитель должен осознавать значение свободы для человека. Примерами и принуждением свободы не добьешься. Свобода приходит лишь туда, где есть самораскрытие и внутреннее озарение.

Ребенок подвержен влиянию окружающих его людей и предметов, поэтому настоящий педагог должен помочь ученику определить сущность этих влияний и узнать их подлинную ценность. Истинные ценности определяются не при помощи авторитетного суждения, общественного мнения или традиции. Только целостный ум способен выявить их.

Тот, кто понимает это, с самого начала будет поощрять ребенка к постижению общественных и личностных ценностей. Он поможет учащемуся увидеть истину не в стандартном наборе общепринятых догм, а в подлинной ценности всего сущего. Он поможет ребенку стать бесстрашным, то есть освободиться от всех форм зависимости, будь то зависимость от учителя, семьи или общества, чтобы он смог расцвести в любви и доброте. Помогая учащемуся стать свободным, педагог и сам изменяет свои взгляды на ценности, начинает освобождаться от понятий «я» и «мое», он тоже расцветает в любви и доброте. Такой процесс взаимного образования порождает совершенно иные взаимоотношения между учителем и учеником.

Любая форма принуждения или власти представляет собой серьезное препятствие на пути к свободе и разуму. Истинный педагог не заботится об авторитете, ему не нужна никакая власть и положение в обществе. Он не подчиняется ничьим приказаниям и не нуждается в общественном одобрении. Для того чтобы помочь учащемуся освободиться от препятствий, созданных им самим и его окружением, все формы принуждения и власти должны быть осознаны и преодолены. Но этого никогда не произойдет, если учитель сам не свободен от пагубного влияния власти.

Следование за кем-то другим, пусть даже самым выдающимся, препятствует постижению сущности своего «я». Мы готовы пассивно ожидать прихода обещанной Утопии, и это делает наш ум неспособным контролировать исходящие от него же стремления к власти, комфорту и чужой помощи. Каждый священник, каждый, политик, юрист и солдат — все стремятся нам «помочь». Но цена их помощи — наша свобода и разум. Мы не должны прибегать к помощи извне. Нам не нужно умолять кого-то о помощи. Она приходит нежданно, сама по себе. Это происходит в тот миг, когда мы полностью погружены в любимое дело или когда открыто и осознанно встречаем жизненные испытания и невзгоды.

Мы должны избегать сознательного и бессознательного стремления ко всякого рода помощи и поддержке извне, поскольку эта склонность является зависимостью и приучает нас действовать за вознаграждение. Нам просто выгодно и удобно иметь того, кто мог бы нас ободрить, дать указание или утешить. Но со временем привычка подчиняться авторитету, обращаться к кому-то за советом превращается для нас в яд. Ведь в то мгновение, когда мы подчинились авторитету и стали зависимы от его указаний, мы забыли о своем истинном предназначении, о свободе и разуме.

Любой авторитет представляет собой помеху на пути к свободе и разуму. Поэтому очень важно, чтобы наставник не стал авторитетом для учащихся. Ведь сотворение кумира — процесс сознательный и бессознательный в равной мере.

Как правило, ученик не уверен в своих силах и беспомощен, тогда как учитель — сведущ и полон опыта. Сила и уверенность учителя поддерживают и питают ученика, он буквально купается в лучах энергии своего наставника. Но такая зависимость не может продолжаться вечно, поэтому она не истинна. Учитель, который сознательно или несознательно провоцирует такого рода зависимость, ничему не сможет научить детей. Он только может подавить их эрудированностью и ослепить неординарностью личности, но, несмотря на все это, его вряд ли можно называть истинным педагогом, ибо он зависим от своих знаний и опыта, они превратились для него в способ обезопасить себя, в тюрьму. И до тех пор, пока он не освободит себя от этого, он не сможет помочь своим ученикам стать целостными личностями.

Для того чтобы стать истинным педагогом, учитель не должен зависеть от книг и лабораторий. Он обязан неусыпно следить за тем, чтобы не стать образцом, кумиром, идеалом для своих учеников. Если учитель желает реализоваться в ученике, если успех ученика он расценивает как свой личный, то его преподавание превращается в одну из форм продолжения своего «я» в ком-то другом, а это губительно для идущего по пути самопознания и свободы. Истинному педагогу необходимо помнить об этих помехах, поскольку учащиеся должны быть свободны не только от его авторитета, но и от своих собственных желаний и стремлений.

Но, к сожалению, когда приходит понимание этой проблемы, оказывается, что далеко не все учителя способны строить взаимоотношения с учащимися как с равными партнерами. Злоупотребляя своими полномочиями, они лишь назидательным тоном отдают указания детям и ожидают их неукоснительного исполнения. Это вопиющее неравенство только усиливает страх как в ученике, так и в учителе. Что же послужило причиной возникновения столь несправедливых взаимоотношений? Быть может, желание учителя скрыть от учащихся свои недостатки? А может, он держится на почтительном расстоянии, чтобы подчеркнуть свою важность и защитить уязвимые места? Такого рода надменная обособленность ни в коей мере не поможет преодолеть разделяющие людей барьеры. Ведь педагог и ученик в конце концов должны помогать друг другу в образовательном процессе.

Всякие отношения должны носить взаимообразовательный характер. И поскольку самоотчуждение человека от общества с целью обезопасить себя во многом вызвано стремлением к честолюбию, приобретению собственности и знаний, то долг истинного педагога — помочь человеку вырваться из заточения, которое он сам себе уготовил.

Педагог, посвятивший всю свою жизнь воспитанию свободной и целостной личности, поистине является глубоко религиозным человеком. Но он не принадлежит ни к какой секте и ни к одной из организованных религий. Ему чужды любые вероучения, он не придерживается никаких ритуалов, ибо знает, что все это — не более чем иллюзии, выдумки и суеверия, рожденные желаниями и стремлениями других людей. Ему-то как никому другому известно, что реальность или Бог проявляется в человеке лишь тогда, когда личность обладает всеобъемлющим самосознанием, а стало быть свободна.

Люди, не получившие академического образования, чаще других проявляют себя прирожденными учителями из-за своей склонности к экспериментированию. Не будучи по образованию педагогами, они искренне стремятся к знаниям и постижению смысла жизни. Для истинного педагога преподавание — не просто профессия, это — стиль жизни. Подобно художнику, который не мыслит себя вне живописи, истинный педагог скорее согласится влачить полуголодное существование, чем откажется от своего занятия. Поэтому без жгучего желания учить нечего и помышлять о профессии педагога. Ведь чрезвычайно важно понять с самого начала, обладает ли человек даром учить других или нет. А может, предоставив свою судьбу воле случая, он стал учителем, усмотрев в этом занятии лишь способ зарабатывать на жизнь?

До тех пор, пока преподавание для нас — не более чем профессия, один из многих способов заработка, а не следование призванию, между нами и внешним миром будет существовать непреодолимая пропасть. Поэтому в быту, в домашней обстановке, мы одни, а на работе — совершенно другие. И до тех пор, пока отношение к учительскому труду будет таким же, как и к любой другой профессии, противостояние и вражда между отдельными людьми и целыми классами будет обычным явлением. Если дела пойдут и дальше так, то уже в недалеком будущем следует ожидать ужесточения конкуренции, возникновения бескомпромиссной борьбы амбиций и возведения национальных и расовых барьеров, препятствующих взаимопониманию и порождающих противостояния и бесчисленные войны.

Но, почувствовав в себе призвание истинного педагога и решив посвятить свою жизнь этому ответственному занятию, мы не станем возводить барьеры между личной жизнью и работой, поскольку для нас важнее всего свобода и разум. Правильное образование требует равного обращения со всеми детьми, независимо от того, богатые их родители или бедные. Необходимо относиться к каждому ребенку как к личности, принимая во внимание его характер, устремления, наследственность и многое другое. Истинный педагог не служит никакому социальному классу, не отстаивает права бедных и не оправдывает богатых, единственное, в чем он заинтересован, — это свобода и целостность каждой личности.

Решение посвятить свою жизнь делу правильного образования должно быть абсолютно добровольным. Нельзя допустить, чтобы вы приняли его в результате чьих-то уговоров или исходя из корыстных расчетов сделать на этом поприще профессиональную карьеру. Для того чтобы принять такое решение, нужно быть свободным от страха потерпеть поражение в гонке за успехом и достижениями. Ведь, принимая успехи или поражения школы как свои личные, мы остаемся во власти корыстной мотивации. Если учить — действительно ваше призвание, если вы считаете правильное образование жизненно важной потребностью каждой личности, то, уверяю, вы ни за что не позволите ничьим амбициям, ни чужим, ни даже своим собственным, препятствовать вам или сбить вас с выбранного пути. Тогда найдется и время, и возможность для работы, и вы сможете погрузиться в нее с головой, не ожидая при этом ни награды, ни признания, ни славы. Тогда все остальное: семья, личная безопасность, комфорт, — все отойдет на второй план.

Если мы действительно хотим стать истинными учителями, которые могли бы дать детям правильное образование, мы будем вынуждены отказаться не только от какой-то одной системы образования, но от всех существующих систем сразу, поскольку ясно, что ни одна из них не способна сделать человека свободным. Любая система или методика только ограничивает личность, сводя все ее мировосприятие до строго регламентированного набора ценностей. Но никакой системе, никакой методике не под силу сделать человека свободным.

В то же время необходимо быть чрезвычайно бдительным, чтобы не стать жертвой очередной системы — своей собственной, поскольку наш ум ни на секунду не прекращает ее разработку и усовершенствование. Соответствовать определенному образцу поведения, следовать заданному шаблону действий очень удобно и безопасно, и именно в целях самосохранения ум стремится дать всему название. Ведь для того, чтобы быть все время начеку, постоянно наблю дать за собой, необходимо проявить немалое мастерство, иначе это занятие станет утомительным, в то время как создание собственного метода, а затем следование ему не требует особых усилий мышления.

Бесконечные повторения и привычки делают ум вялым, и, чтобы пробудить его ото сна, нужна встряска, которую мы называем проблемой. Но попытки разрешить проблему при помощи стандартных объяснений, оправданий и осуждений опять возвращают ум в состояние сна. Эта несостоятельность, вялость ума является поистине замкнутым кругом. Поэтому настоящий педагог должен позаботиться о том, чтобы положить конец этой несостоятельности не только в себе, но и помочь преодолеть ее своим ученикам.

Кто-то может спросить: «Как стать истинным педагогом, который может дать детям правильное образование?» Все дело в том, что сама постановка вопроса в форме «как?» обнаруживает не свободный, но боязливый ум, которому необходима выгода, результат. Надежды и попытки стать кем-то или чем-то только ограничивают его и заставляют проецировать желаемый результат, в то время как свободный от ограничений ум всегда наблюдает и учится и поэтому никогда не попадается в собственные ловушки.

Свобода существует изначально, и ошибочно думать, что она есть то, чего можно достичь только в конце. В тот момент, когда человек спрашивает «как?», он сталкивается с непреодолимыми трудностями. Именно поэтому учитель, который решил посвятить свою жизнь правильному образованию, никогда не задается этим вопросом, ибо знает, что не существует определенной методики, следуя которой можно стать истинным педагогом. Если человек действительно хочет стать педагогом, способным дать правильное образование, он никогда не станет спрашивать, как достичь желаемого результата.

Способна ли система пробудить в человеке ум? Мы можем пройти сквозь все круги испытаний системы, получить все возможные степени и звания, но кем мы станем после всего этого, истинными педагогами или олицетворениями воспитавшей нас системы? Стремление к вознаграждению, желание называться выдающимся педагогом являют собою непреодолимую страсть получить всеобщее признание и похвалу. Принимать время от времени похвалу или поощрение вполне приемлемо, но если от них зависит продолжительный интерес к работе, то такая зависимость превращается в наркотик, который очень быстро истощает человека. Личность, зависящая от похвал и поощрений, не может называться зрелой.

Для того чтобы создать нечто новое, необходимо быть восприимчивым и энергичным, а не тратить драгоценные силы на бессмысленные пререкания и споры. Если человек работает не по призванию или потерял интерес к профессии, его будут преследовать тоска и усталость. Поэтому, если нет жизненной заинтересованности в преподавании, человек не должен становиться учителем.

Но почему учителя так часто разочаровываются в своей работе? Это происходит не в результате влияния обстоятельств, принуждающих человека действовать против своей воли. Оно приходит тогда, когда мы сами не можем определить, чего нам хочется. Выбирая профессию в суматохе и замешательстве, мы принимаем опрометчивые решения, а затем хватаемся за первое попавшееся занятие, которое нам совсем не по душе.

Даже если преподавание — наше истинное призвание, мы можем испытывать временное разочарование, поскольку не видим возможности преодолеть существующий образовательный кризис. Но как только мы поймем значимость правильного образования для всего человечества, мы вновь обретем необходимый стимул и воодушевление. И дело тут не в силе воли или решимости, а в восприимчивости и понимании.

Если человек осознал всю значимость правильного образования и чувствует, что учить — его призвание, то он сможет стать истинным педагогом и без посторонней помощи. И для этого не нужно следовать каким-то методикам. Ведь сам факт осознания того, что правильное образование необходимо для достижения целостности и свободы личности, в корне меняет человека. И если он осознал, что мир и счастье людям может обеспечить только правильное образование, тогда он, вне сомнений, посвятит этому делу всю жизнь.

Учителями становятся ради того, чтобы обогатить детей внутренне и дать им представление об истинных ценностях. Для лишенных внутренней полноты и духовности людей мирские блага приобретают преувеличенное значение, а это, в свою очередь, становится причиной многих катастроф и несчастий. Учителями становятся ради того, чтобы помочь учащемуся найти свое призвание и избежать тех профессий, которые сеют вражду между людьми. Учителями становятся ради того, чтобы помочь молодежи прийти к самопознанию, без которого невозможны ни мир, ни счастье на земле. Учителями становятся не ради самореализации, а ради самоотречения.

В мировоззрении человека, не получившего правильного образования, иллюзии занимают место реальности, и тогда личность пребывает в нескончаемом внутреннем конфликте, выливая его во взаимоотношения с окружающими людьми. Поэтому учителями становятся лишь те, кто понимают, что только самопознание, а не догматизм и ритуалы организованных религий может принести уму безмятежность. И это творчество, эта истина, Бог открываются человеку только тогда, когда понятия «я» и «мое» исследованы до конца и оставлены далеко позади.
Комментарии 0
avatar
© Все права защищены: Копирование материалов сайта разрешено только при указании ссылки на источник - Sorokainfo.com 2015 - 2021